Кира

17 Sep

Сегодня 25 лет, как ее нет на свете, красавицы-блондинки, хохотуньи, добрейшего сердца, чудесного человечка, чьим именем открывается длинный список людей, за которых я благодарна судьбе. Ей особенно: нет такого дня, когда я не вспомнила бы ее. Портрет висит у меня на кухне, и каждое утро мы встречаемся.
Когда она умерла, ей было столько, сколько сейчас мне. Нелепая смерть по медицинскому недосмотру и халатности. Хорошо помню тот день, я не могла и не хотела поверить телефонному звонку, ведь несколько дней назад она гостила у нас, а у меня только родился Илюша, а я поступала в аспирантуру, ну как же ж не вовремя – как будто смерть бывает вовремя…
***

Дед Миша приходит с работы с одной мыслью – прилечь на диван, всхрапнуть 20 минут, потом поужинать, выпить несколько больших чашек молока и завалиться к телевизору уже всерьез и надолго. Но Кира просит вкрутить лампочку в коридоре, в узких подольских анфиладах он же кухня, как кладовка – туалет и ванная и место для холодильника, а в проходной комнате спят, и оттуда же выражение “и спальня, и сральня”.
Дед недоволен – мужчины в этом доме не любят домашней работы. Но таки ставится табуреточка, Миша, кряхтя, влезает на нее к плафону. На тот момент в нем 105 кило – и скамеечка не выдерживает. Но не трещит и не ломается – все четыре ножки непостижимым образом разъезжаются в разные стороны, сиденье плавно опускается, и с ним, выронив лампочку и успев упереться ладонями в стенку, опускается дед.
– А чтоб ты не дождала!..
Это надо видеть. Кира краснеет, беззвучно трясясь, отворачивается к крану, низко наклоняет над ним лицо и включает воду посильнее.
– Смеешься, дурочка?
Не выдерживаю и я. Мы хохочем в голос. Дед пинает ногой останки скамеечки и лампочки и возвращается к телевизору, громко захлопнув за собой дверь.

– Отак, Лена, – отсмеявшись и утерев слезу, замечает Кира. – И так всегда. Главное – вовремя обидеться.
Приносит вторую табуреточку, и с новой лампочкой в руках лезу я, – свет-то нужен. Кира, напевая, становится к плите, вернее, вполоборота к плите, вполоборота ко мне. А я кручусь рядом, пока на веранде в колясочке спит Аня, и мы выскакиваем к ней по очереди – холодно, – и Кира каждый раз приговаривает “буба моя”: так в подольских семьях называют детей.
Она любила готовить, чтобы я была рядом. Я так и научилась от нее – вприглядку. А еще из ее тетрадки рецептов, исписанной крупным школьным почерком с завитушками.
Тетрадка пропала, хоть я и просила отдать ее мне на память.
Жаль. Впрочем, пока она была – Кира, а не тетрадка, – я уже научилась основному. И делаю так до сих пор.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

%d блогерам подобається це: