Музичні враження тижня

19 May

Г’ю Лорі. Прекрасний виконавець блюзів та госпелз, як виявилося. На snob.ru цікаве інтерв’ю з ним; мені найбільше сподобалася розповідь про те, що зберігати неохайний вигляд і фірмовий заріст на підборідді насправді дуже складно.

“Hallelujah I Love Her So” у виконанні Г’ю Лорі.

А також Joshua Fit The Battle у його ж виконанні, чудовий госпел, до якого (в іншому варіанті, правда) колись доклався і “Аутентик”. Ми любили “Джошу”, там треба було, згідно з традицією shouts, починати повільно і поступово прискорювати, одночасно підвищуючи стрій, такий виходив hot jazz, із перкусією і ковзанням по акордах.
Тут не так трохи, але все одно гарно.

ось він же у старих виконаннях, чорні співаки роблять диво:
Mahalia Jackson: образ негритянської мами; десь іще є інший запис, де співачка у глухій сукні з білим комірцем, аякже.

Delta Rhythm Boys: тут цікаві окультурені елементи shouts – ковзання голосом, викрики, ходіння “у потилицю”

***
Ще одне враження – прекрасне інтерв’ю з Павлом Гершензоном про Валерія Гєргієва. Повністю опубліковане на www.openspace.ru
Цікава, безперечно талановита особистість, хоча я ніколи не фанатію аж так. Що ж до диригентів, я холодним інструментом спостерігача намагаюся виокремити складові харизми, тієї “магії особистості” яка, власне, дає владу над рештою. Диригенти – класичні маніпулятори, та Кара-Мурза просто трієчник, бо про це не писав, і взагалі про музикантів не знав і не розумів, у нього як тенори, то кастрати, ото вже обізнаність.

…так я про Гєргієва. Просто кілька цитат з інтерв’ю. Без перекладу.

…я восхищаюсь Гергиевым — это один из самых причудливых и экстравагантных персонажей,
которых я встречал в своей жизни, он даже снится мне иногда по ночам.

…еще Стравинский пытался найти верную интонацию, когда называл дирижеров экспертами по самолетным расписаниям.

…потому что кроме него некому принять эти решения, а некому потому, что он сам так все устроил, замкнув на себя все, потому что никому не доверяет, особенно почему-то опасается толковых людей;

Но он, Гергиев, все же большой хитрец. Он сам себе придумал, как быть императором и как отдохнуть. Время, проведенное за пультом, — единственное время для Гергиева, когда он остается один, чувствует себя демиургом и — как бы поточнее выразиться — ну, скажем так, отдыхает. Вы, конечно, возразите, какой же это отдых за пультом? Я отвечу — активный отдых. Потому он и Вагнера/Малера/Штрауса любит, что долго и с кайфом можно отдыхать от мирской суеты — часов эдак пять.

Не гергиевы-пиотровские плохи, когда говорят за Путина или против Прохорова, — подонки те, кто не дают им тактично промолчать и не заниматься вещами, выходящими за пределы их профессиональной компетенции. Не наши несчастные учителя, заложники эрзац-выборов, ужасны — сволочи те, кто размещает избирательные участки в наших школах.

…отношение к людям как к собственности (сейчас скажу красиво: это делает Гергиева в чем-то похожим на Висконти; не то Феллини, не то Антониони рассказывал, с каким выражением лица Висконти разглядывал людей — будто они его собственность), как к мебели. Твой комод стоит в углу, ты им пользуешься, засовываешь туда белье-рубашки, любовно выдвигаешь ящички, когда у тебя сентиментальное настроение и тебе приятно в них порыться, и с грохотом их захлопываешь (иногда ногой), когда ты раздражен. Это твой комод, он всегда к твоим услугам. И вдруг на твоих глазах (и на глазах твоих друзей, родственников и уважаемых тобой людей) этот комод молча выходит из комнаты и отправляется в неизвестном направлении. Ты испытываешь крайнее изумление от поступка твоей собственной вещи. Сначала ты пытаешься отмахнуться, тебе кажется, что это сон, потом понимаешь, что это наяву, что комод действительно ушел. Это вызывает детскую обиду, ты бросаешь обвинение комоду в предательстве (естественно, общих интересов, например Мариинского театра). Потом ты успокаиваешься, внушив себе, что без тебя комод все равно погибнет, превратится в щепки, в пыль. Но идет время, и комод не только не превращается в пыль — он начинает жить собственной жизнью: ты читаешь в газетах о его успехах, ты узнаешь из телефонных разговоров, что другие люди распахнули перед ним двери, натерли его жирной мастикой и поставили в красивом интерьере, нежно открывают и закрывают ящички и складывают туда свои надушенные вещи. И как с этим жить?

…врожденный инстинкт власти всегда подразумевает окружение, состоящее преимущественно из мусора (читайте ту же Ханну Арендт). Но дело в том, что никогда еще в своей истории Мариинский театр не был в такой степени персонифицирован одной личностью, пусть и трижды гением. А если так, то я, маленький человек, имею право задавать эти неудобные вопросы у подножия монумента величию.

Лукавить, утім, Гершензон, ну, це зрозуміло, “пєрєстаньтє сказать”. Зовсім не маленька та людина, яка розуміє такі глобальні речі і дає такі незручні відповіді. Але це вже повз музичні враження тижня.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

%d блогерам подобається це: