Энн Райс. Плач к небесам

7 May

Во второй раз перечитываю. Пора написать.
Успешная американская писательница и сценарист. Наиболее известный роман «Интервью с вампиром», по нему снят фильм с ее же сценарием. Вампирских романов – целая серия. Как и ведьмовских. Как и романов, посвященных Иисусу.
«Плач к небесам» (1982) стоит как-то отдельно, не принеся автору ни наград, ни престижных побед. Обстоятельный авантюрный роман о венецианском певце-кастрате, сделавшем головокружительную карьеру благодаря прекрасному голосу и уникальным личным качествам. Прежде всего кастрат сумел остаться мужчиной, и это big idea романа.
Интересно будет тем, кому будет интересно. 465 страниц формата А4. Достаточно точные наблюдения над природой высокого мужского голоса, мастерски воспроизведенные исторические подробности – чего стоит замечание, что узкие улочки Венеции есть прямое следствие ее демократического устройства: там все ходили пешком, от слуги до дожа (хотя лодки, лодки, с ними как?). Масса замечательных деталей: костюмы, прически, интерьеры, особенности живописи. Карнавал, венецианский и римский, как-то не задумывалась об их отличиях); интрига романа постоянно вяжется вокруг идеи карнавальной амбивалентности – переодевания, двуполости и бесполости, смены ролей, масок…
Ну и конечно, описания оперных спектаклей, театров, способов музицирования, обучения вокальному мастерству, мужской любви, наконец. Это все качественно, подробно и повторяю – обстоятельно.
Бесподобна и близка мне идея бельканто как воплощенной в звуке телесности и чувственности. Сто раз переживала на себе. Хорошо спетая музыка – огромное физическое наслаждение. Музыка – воплощенная в звуках Любовь, и это не метафора.

Дальше просто цитаты. Внизу аттачу текст, кого интересует.

Потому что арии — это то, чем опера, собственно, и является: прекрасное пение. И ни скрипка, ни клавесин никогда не смогут подействовать на человека так, как голос вокалиста.

— Видишь, теперь яд сцены в твоей крови, и тебе никогда не оправиться от этой болезни!

«Да, в этом заключается злая ирония», — думал Гвидо, слушая великолепные сопрано. Это было то же искусство, которым он занимался всю свою жизнь, но здесь оно превратилось в божественную непристойность, куда более наполненную чувственностью, чем та жизнь, которую оно воплощало.

— Когда оперный сезон закончится, я, возможно, последую за вами, синьор Трески. Я стану одной из тех сумасшедших женщин, что сопровождают великих певцов по всему континенту. — Глаза ее были распахнуты, но лицо казалось озабоченным. — Может быть, я не смогу писать, не слыша вашего голоса.
Тонио страшно покраснел. И услышал сквозь оцепенение, как Гвидо громко расхохотался.
Но она была так молода и совершенно не понимала, как могут быть истолкованы ее слова!

Только теперь он понял, что на самом деле означает дебют. Это великое приглашение пойти на риск самого ужасного публичного провала, какой только возможен в жизни.

Грехом была злоба. Грехом была жестокость. Грех совершили те люди в Фловиго, что уничтожили его нерожденных сыновей.
Но никто и никогда не смог бы убедить его в том, что его любовь к Гвидо, его любовь к кардиналу была грехом.

И медленно, очень медленно он начал раздувать звук, и тот стал пульсировать на выходе из его горла, на самом верхнем пределе, на который только способен человеческий голос. И в то же время звук этот оставался бархатистым и мягким, как невероятно красивый печальный вздох, длившийся и длившийся так долго, что это уже становилось просто невыносимым.

Даже сам кардинал был поражен представлением. Улучив момент, он отвел Тонио в сторонку и попытался описать свои впечатления.
— Я думаю об ангелах, Марк Антонио, — сказал он со сдержанным изумлением в голосе. — Какие они? Какие у них голоса? И как вообще земное создание может петь так, как сегодня пел ты?

И в то же мгновение он почувствовал ее жизненную силу. Точно так же, как остро ощутил ее несколько минут назад, когда она поверяла ему свои мечты. И вдруг его поразила мысль о том, что он окружен великим множеством мужчин и женщин, которым неведомы такая энергия, такие мечты. Но, конечно, они ведомы Гвидо. И Беттикино. И всем тем, кто живет и работает ради музыки.

Все то чистое возбуждение, что он испытывал на сцене, перерастало в страстное и отчаянное желание.

Но так обычно и ведут себя мужчины, мой господин: они разрубают или отрезают. И наверное, только те из нас, кого нельзя причислить к мужскому роду, могут увидеть мудрость добра и зла в более полном свете и постичь ее парализующую силу.
ЭНН РАЙС. ПЛАЧ К НЕБЕСАМ. ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

Відповідей: 2 to “Энн Райс. Плач к небесам”

  1. papik Травень 8, 2012 at 7:19 am #

    Хороший роман, да.
    Хотелось бы прочитать его в бумажном варианте – возвращаясь к тем или иным фрагментам, раскрывая книгу в любом месте – а не как колбасу с экрана.
    В этом же ряду – “Девственницы Вивальди”, “Кастраты в опере”, “Венеция Вивальди”. Первый – роман, два других – исследования…
    Эх, Венеция…

    • mamache Травень 8, 2012 at 7:47 am #

      Ах, Венеция…
      дай срок, будет тебе Венеция:)

      а роман иногда не хуже исследования: когда художественное чутье точнейшим образом выделяет закономерности и системные свойства. беллетристика науке не помеха.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

%d блогерам подобається це: