Об Оранжевой революции. Очень личное.

22 Nov

Я нарочно пишу по-русски. Пусть читают мои русские друзья.
22 ноября утром пригород Киева расцвел оранжевыми ленточками. Как бы там ни было, что бы сейчас ни говорили о PR-технологиях и засланных казачках, а находка была гениальной. Осень вмиг преобразилась, и дальше никто не придумал ничего, кроме как цеплять ленточки бело-голубые и розовые – а они казались выцветшими рядом с огненным чудом…
А что творилось в самом Киеве! Бесконечно гудящие автомобили “ту-ту-тууу!”, вмиг подобревшие люди в маршрутках, киевляне, надевшие оранжевое, заговорщически улыбающиеся друг другу, и с каждым днем таких было все больше. 5 канал, целыми днями вещавший в нашем митинге; Оля, разославшая правила безопасности в толпе, Рокся, расцвевшая улыбкой навстречу моему оранжевому жакету, Таня, написавшая мне, что сотрудники рядом находящегося офиса регионалов тырят туалетную бумагу и мыло…
А дальше пошло-поехало: зашторенная перевозка по шоссе, бритоголовые не смотрящие в глаза молодые люди, поселяющиеся в пригородный дом отдыха. Истерический визг Витренчихи, доносяшийся с вокзала до окон офиса: “вони заблокували??? Так підіть і розблокуйте!!!”. Участившиеся проходочки громко, слишком громко смеющихся пацыков в сине-белых шапочках с рожками (почему с рожками?) вечером (почему вечером?). Другая Украина, да…
Автомобили с киевскими номерами, курсирующие от КП к центру. Автобусы на Майдане, вывалившие из них тернопольчане: “брати, курева принесіть і шкарпеток”. Наш водитель Саша, взрослый человек, в прошлом летчик дальних рейсов, отвозил на Майдан собранные в офисе деньги. Он вернулся с комком в горле и не мог спокойно говорить.

Да что там: мне самой все время хотелось плакать. Мне было страшно, тревожно и прекрасно. Спустя семь лет кто угодно может посмеяться над сентиментами. А тогда было не смешно. Туда пошел мой Гоша, и во главе Могилянки шел сам Брюх В БЕЛЫХ КРОССОВКАХ, почему-то эта деталь врезалась сильнее всего. А несколько дней спустя пошел авиационный университет и Алина, и ее родители звонили мне, а у них в Днепропетровской области показывал только Интер и канал “Украина”, и они кричали “Лена, что там делается, мы же здесь сидим и ничего не знаем”… А на Городецкого угрюмо стояли грузовики с песком, угрожая моим детям…
Прекрасно помню обвинения в купленности и срежиссированности Помаранчевой революции. Да, были люди, которые придумывали идеи. Наверное, были и деньги на это. Знаю, что были на этом поднявшиеся и открывшие потом свой бизнес. Их было мало – а в основном были такие, как мы. Те, которые собирали деньги по кличу, брошенному в офисную почту, – сами, а не по ведомости. Те, которые после работы шли на Майдан, и те, кто там ночевал, – сами, а не за почасовую оплату.
Поверившие в либерально-демократическую идею, а не конкретно в Ющенко или Тимошенко. Поверившие в то, что бывают честные выборы и честный суд. Проголосовавшие не “за”, собственно, а “против” – против норовящего вернуться советского прошлого, против гегемонской обобществляющей и уравнивающей идеологии, против мутного, серого, коричневого, пыльного, насупленного – за яркое, светлое, улыбающееся и оранжевое.

Еще забыла. Моя Танюша в Марганце была наблюдателем на выборах. За Я, ясен пень, шахта тогда была за него, и мы знали это. Больше всего мы боялись поссориться – трещины шли тогда по многим семьям. Не сдержавшись, Танька закричала в трубку: были приписки!!! и у вас были приписки и злоупотребления!!! по моему участку – 30 за Ю, 60 за Я!!!
Я торжествовала.
На 2004 год в шахтерском днепропетровском депрессивном городке это был отличный результат.

Відповідей: 4 to “Об Оранжевой революции. Очень личное.”

  1. Валентина Листопад 22, 2011 at 7:16 pm #

    Как хорошо ты написала – тревожно и прекрасно… Даже сейчас всколыхнулось

  2. mamache Листопад 22, 2011 at 7:38 pm #

    а так хорошо было. ведь как историки, мы все прекрасно понимали: дважды пережить такой пассионарный взрыв на протяжении одной жизни вряд ли удастся.
    но спасибо, что было.

  3. Катруся Листопад 22, 2011 at 10:50 pm #

    Помню, вечером накануне второго тура, что ли, когда уже была запрещена агитация, на 5 канале давал интервью Ірванець. Прощаясь, ведущий просит, мол, прочитайте что-нибудь, но агитация за конкретного кандидата уже запрещена, бла-бла-бла. Поэт, слегка улыбаясь, прочитал стих о буквах. Я не помню его целиком – вот его концовка.

    Оце новина із новин –
    Ми знов дивуєм світ.
    Дві літери вміщає він,
    Наш куций алфавіт.

    Дві літери, які стоять
    На самому краю.
    Одна з них точно не твоЯ.
    Тож вибери своЮ.

    Это была так круто, ну просто не было слов. Журналист от счастья просто подпрыгнул на стуле.

    У меня тоже с тем временем много связано воспоминаний. Это было особенное время, да.

    • mamache Листопад 23, 2011 at 8:29 am #

      я помню Ирванца на 5 канале и лукавинку в его глазах.
      особенное время, особенное.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

%d блогерам подобається це: