Бабий Яр: мое

30 Sep

К годовщине Бабьего Яра написано много всякого. Хочу добавить один живой голос, когда-нибудь напишу еще об этом.

Дедусик Анин, Михаил Иосифович Гофман, был из еврейской подольской семьи. Когда-то они не были бедны и держали фабричку, но давно. Потом отец умер и баба Соня Моневна осталась одна с пятью детьми, четырьмя сыновьями и младшей дочкой. Отдельная история, как еврейский подросток Мойша торговал дровами, дрался в школе и ездил в Артек с деньгами, зашитыми в майку.

Началась война, четыре брата ушли на фронт (вернулись двое), баба Соня с 16-летней Ритой остались в Киеве. Нужно ли говорить, что они попали в Бабий Яр со всеми остальными.

Рита осталась там навсегда. Баба Соня ночью очнулась, выползла из-под груды тел и встала. Немецкий солдат бросил ей какие-то тряпки и крикнул коротко «матка, вэк». Она оделась сяк-так и пошла. Домой, на Юрковскую, возвращаться было нельзя, она скиталась по знакомым некоторое время, потом, наконец, попала к Фене Федоровне.

Феня Федоровна была богатая женщина, гадала на картах, жила возле Владимирского рынка. Немцам гадала, рассказывает дедушка, и нашим гадала. У нее-то в шкафу Соня Моневна и прожила два года, пока освободили Киев. А потом ее нашел Мойша. А потом вернулся искалеченный Мотя.

– Я вернулся в хорошей такой офицерской одежде, артиллерийском белом полушубке, иду по Подолу, подошел к дому, сел на каменку и сижу. Куда идти? Кого искать? – дедушка рассказывает это не торопясь и буднично, как обычное дело. – И тут подходит женщина и говорит: мама Ваша жива, она возле Владимирского живет. И я пошел туда, ходил, ходил, не знаю, кого спрашивать, как вдруг подходит еще женщина и говорит: идите за мной. Приводит меня в какой-то подъезд, стучит в дверь. Мама открывает.

И мама падает.

Это он рассказывал мне много раз. С сыном Фени Федоровны они были дружны всю жизнь, я одно время общалась с Витусей, ее внучкой. Шведы была их фамилия, они имели огромный частный дом на Ветряных Горах, рояль и аквариум на 200 ведер в столовой и неимоверное количество хрусталя на всех полках и во всех шкафах (так и говорили: 260 единиц (единиц!) хрусталя) – показатель зажиточности.

В этой военной истории меня всегда поражало количество вовлеченных в тайну посторонних — но как-то же баба Соня выжила в этой ситуации: таки да, везде есть люди…

 Мне много смешного рассказывала о ней Кира, сейчас не время. Похоронена Соня Моневна в еврейской части Берковцов, рядом много лет спустя дедушка поставил памятный знак Рите. С фото мне улыбается юная еврейка в венке из кос, ох и красавица же была…

Відповідей: 2 to “Бабий Яр: мое”

  1. танечка Вересень 30, 2011 at 12:18 pm #

    Господи, какую же жизнь они прожили……..
    царство им небесное
    земля им пухом

    • mamache Вересень 30, 2011 at 12:25 pm #

      та Танюшка…
      меня всегда убивало то, что дед рассказывает об этом так спокойно. понимаешь, этот народ все воспринимал фатально, и не думая даже сопротивляться. сколько страданий!
      надо о цыганах еще написать, мне цыганка когда-то рассказывала тоже о Бабьем Яре, я на Радио “Свобода” потом транслировала.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

%d блогерам подобається це: